Трясогузка
30.10.2012 г. | Автор Юрий Хейфец |
Трясогузка летит впереди машины…

Осторожно шуршат по песочку шины.
Слева, справа - сараи, дома, заборы,
Переулки, что вечно темны, как норы,
Кучи мусора, кроны деревьев низких -
Низких, но к небесам неизменно близких
По какой-то неведомой мне причине…

Трясогузка прилипла к моей машине.

Привязалась, пристала -  играет, что ли?
А чего ей, пичуге?… Она - на воле…
Ей бы крыльями вдарить, махнуть далёко,
Но она, чтобы не было одиноко
Мне, попавшему в злющую передрягу,
От  машины моей, ты гляди, ни шагу…

Воздух вспарывая баттерфляем птичьим,
Неприметнейшим не тяготясь обличьем,
На стекле лобовом оставляя блики,
Презирая ворон воровские крики,
Не боясь ни рогатки, ни драной кошки,
Не ловя на лету ни единой мошки,
Верным другом и проводником бесстрашным,
Что приучен с рождения к рукопашным
И спиною к спине в беспощадной драке
Расставляет на рожах бандитских знаки,
По которым потом опознают черти
Всех, кто в слуги пойти поленился к смерти,
Оттого-то и дрался без нужной страсти,
Трясогузка, как малая часть от части
Той, что целому главной опорой служит,
Трясогузка по будущему не тужит,
Трясогузка, такая смешная кроха,
Трясогузка, которой должно быть плохо
Потому уже,  кажется, что ничтожней
В суматохе вселенской пустопорожней,
Чем она, очень мало существ на свете,
Трясогузка, чьи вылупятся ли дети
Из яиц, что прижались в гнезде друг к другу,
Угадать невозможно!...

Иду по кругу.
Повторяю сквозь зубы, как заведённый:
 - Трясогузка, мой ангел, неопалённый
Адским пламенем, милая, дай надежду,
Что пройду я по жёрдочке узкой между
Сциллой страха и дикой Харибдой злобы,
Что меня не угробят тоски сугробы,
Что в оплату, родная, твоих уроков
Я не стану добычей своих пороков,
И трястись перед Богом не буду стылой
Грудой праха, себе же самой постылой...

Еле-еле шепчу, но, к несчастью, слышит
Это та, что синхронно со мною дышит,
И кладёт она мне на колено руку,
На себя принимая тревоги муку!

И даю по газам, как умалишённый,
И посёлок уноситься всполошённый
Вдаль, назад, навсегда, к бытия истоку,
Где вплетает любовь всяко лыко в строку,
Синий ситец кроя для небесной блузки…

И не видно давно уже трясогузки.

31.05.09.