Вполоборота
19.11.2008 г. | Автор Юрий Хейфец |
Сыну

1

С кем разминулся я на свете,
Кого не встречу никогда –
Зачем пустые мысли эти
Меня печалят иногда?

Что мне за дело, право слово,
Задело ли ещё кого
Всё то, что глянуло сурово
В глубины сердца моего?

Я слышу свой ответ на этот
Отчаянно простой вопрос:
Мне страшно знать, что правды метод
Ещё не всех насквозь пророс,

Мне дико, ставшее привычным,
Моё изгойство на миру,
Где можно каждого с поличным
Брать за нечестную игру,

Мне очень хочется однажды
Найти такого же, как я,
Не утоляющего жажды
Водою мутного ручья,

Не поддающегося сразу
На обязательный обман,
Что облачён в любую фразу
На языке любой из стран,

Я так хочу хотя бы скользом,
Пусть походя и на глазок,
Назло всем выгодам и пользам,
Влёт, мимоходом, между строк,

В зазоре пульсовых ударов,
Где выдох обгоняет вдох,
Сквозь гомон рынков и базаров,
Минут, недель, веков, эпох

Услышать искреннее что-то,
Увидеть искорку огня,
Но веры чёрная работа
Работе тонкой - не родня,

И здесь, в подвале кочегарки,
Где от проклятий воздух зол,
Рассчитывает на подарки
Лишь тот, кто их в себе нашёл,

Не ожидая тайной встречи
С тем, кто возьмётся разделить
Такие мысли, чувства, речи,
Что могут сердце опалить,

Когда к случайному соседу,
Вдруг, отнесёшься, как к родне,
За мимолётную беседу
Платя по бешеной цене…

2

Отче Наш, иже еси на небесех,
Да святится имя Твое, да придет царствие Твое,
Отче наш, пощади нас всех,
Мы горло в кровавой сидим струе,

Отче наш, нам остался единый миг,
Отче наш, нам остался последний шаг,
Пожалей детей, обрати свой лик
На погасший выстуженный очаг,

Отче наш, да будет воля Твоя,
Яко на небеси, и на земли,
Все мы, дыхание затая,
Ловим взор Твой любой, что мелькнёт вдали

Вспышкой молнии, падающей звездой,
Дальним отблеском, высветившим черту
Горизонта, когда на закате зной
Глубину обретает – не высоту –

И, казалось бы, силу теряет здесь,
Находя её там, где пока темно,
Хлеб наш насущный даждь нам днесь
И не введи нас во искушение, но

Избави нас от лукавого! Мы
К Тебе обращаем свои мольбы,
Просветли сердца, укрепи умы,
Наших смрадных душ приоткрой гробы,

Яко Твои есть сила и царство, и слава во
Веки веков, аминь, Отче наш,
Дай вкусить сострадания Твоего,
Хоть одну из неупиваемых чаш

Твоих наклони на миг, пусть прольётся дождь
Благодати на солончак времён,
Где калёным плугом железный вождь
Из камней выжимает протяжный стон,

Отче наш, иже еси на небесех,
Впрочем, я это где-то уже писал -
Не хочу повторяться - помимо тех
Бедствий, что Ты уже нам послал,

Не забудь о холере, чуме, огне
Серном, о язве, о саранче,
О зловонной тьме, о немом окне
В доме скорби, о бабочке на плече

Девочки, чей угасший взор
Не расскажет ни на каком суде,
Что, убитая очередью в упор,
Эта девочка зёрнышком в борозде

Приживётся – и трепетный даст росток,
На котором – о, Господи, знаю я! –
Гнев созреет Твой, что в урочный срок,
Будто плод, оплывающий тайным я-

Дом, падёт вот на эту обитель зла,
За которую нынче Тебя прошу
Из оглохшей мглы своего угла
Я, который и не дышу,

Ибо выкинул белый флаг,
Источая истошный неслышный крик:
«На погасший выстуженный очаг
Обрати, Отец, свой пресветлый лик!»,

Не хочу повторяться, но здесь и там
Жаждет сердце выстукивать вновь и вновь:
«Буди милостив, Господи, грешным, нам,
Обретающим в ненависти любовь…»

3

По блёсткам золота, усеявшим
Морскую ласковую гладь,
Я научу тебя гадать,
По ветеркам ночным, навеявшим
Ажурных тучек череду
На небосвод, я сам найду
И покажу тебе тропиночку
В рай, где созвездий коготки
Луне почёсывают спиночку,
Как кошке… До чего легки
Шаги необоримой вечности,
Что вышла на закате дня
Развеяться, размять конечности,
Погреться около огня,
Который разожгла любимая
В моём темнеющем дому,
Когда тоска неодолимая
Прибилась к сердцу моему…
Теперь и мне пора, как водится,
Сторицею отдать должок,
Пока не поднесла рожок
К устам Младенца Богородица,
Рожок, чей трепетный сигнал
Поднимет всех, кто жить устал,
На битву страшную, последнюю,
Рожок по прозвищу «труба»…
Так, вызывая нас в переднюю,
Стучится в нашу дверь судьба.

4

Он день и ночь писал стихи.
Она сначала обижалась,
Потом отвлечь его пыталась
От заунывной чепухи,

Потом – ушла. Он называл
Себя отцом своих несчастий,
Наречий и деепричастий
На огонёк не зазывал,

Они, как прежде, на постой
Ломились в дом его без стука.
Была весёлая наука
Его судьбы такой простой,

Что не завидовал никто
Его отчаянной свободе,
Как не завидуют природе
Любители игры в лото,

Следящие, едва дыша,
Насколько постулат проверен,
Что выигрыш закономерен,
Когда в кармане – ни гроша…

5

Передаётся по наследству,
Как по законному родству,
Стремленье домоседов к бегству,
Привычка нищих к мотовству,

И не случайному знакомству
С уютом так обязан вор
Тем, что подвержен скопидомству
Своей судьбе наперекор…

Не относись с пренебреженьем
Ко лжи, качающей права:
Грешит обратным отраженьем
Душа, пока она жива,

Поскольку, пребывая в теле,
Мы все – тут нечего скрывать –
Не те, кто есть на самом деле,
А те, кем не сумели стать,

Не суждено на этом свете
Восстать в монахе палачу,
Очнуться воину в поэте
И в землекопе – скрипачу,

И лишь не небе постепенно
Мы прорастём себя до дна,
И только бездарь – откровенна,
И потому – всегда ясна.

6

Если в том краю, где закон – тайга,
Ты утратил друга в лице врага,
Потому что враг не вписался в круг,
За которым, вдруг, оказался друг,
То не рвись, братан, из последних жил:
Знать, на все мешки не хватает шил,
Знать, для всех засад не нарыто нор,
Хоть и выгодно бить из нор в упор…
Ты свободен нынче, как дикий зверь,
Только Бог тебе судия теперь,
Он стучится ветром в окно и в дверь,
Ты себя проверь, а Ему – поверь,
Ты ступай туда, где редеет тень
От свечи простой, что горит весь день,
Будто в дом твой смерть нанесла визит –
И от зеркала мертвяком разит,
Не гляди туда, где твои глаза
Смотрят поверху да куда-то «за»,
Где висит уже над башкой твоей
Молот завтрашних неминучих дней,
Ты гляди, давай, за дверной порог,
Ты беги, давай, не жалея ног:
Может, в том краю, где иной закон,
Не сдают углы под залог икон,
Не плюют в лицо, не смеются вслед,
Если скажут «да» - не помыслят «нет»,
Перед путником не сожгут мосты
И от спутника не шмыгнут в кусты,
И цена за это – не дорога:
Ты утратил друга в лице врага,
Потому что сам не вписался в круг,
За которым враг и в котором - друг…

7

Я не значусь в списках неудачи:
Я плачу, не ожидая сдачи,
Мне с пелёнок бешено везёт:
Кто грозил тюрьмою да сумою –
Осознал, что столько я не стою,
И другим выписывает счёт,

Славе и богатству недоступен,
По определенью неподкупен,
Я не интересен никому,
Я никем, по счастью, не замечен,
И в святые Богом не намечен,
И владыке ада ни к чему,

Я травы газонной много ниже,
Я себе своей рубашки ближе,
Я гораздо тише той воды,
Что стоит в одной и той же луже,
Я нежнее, глаже, тоньше, уже,
Чем удавка медленной беды,

Я беззвучен, как струна покоя,
Я мертвее времени запоя,
Я – часы, чей маятник устал,
Я – закон, что в вечности пребудет,
Ибо он открыт никем не будет,
Потому что всем не нужен стал…

У поэта – странная работа:
Он глядит на мир вполоборота,
Точно укрывает от него
Нечто, заходящееся в дрожи
В час, когда мороз бежит по коже
От стыда у мира самого…

8

Ветер орёт, будто мартовский кот.
Кончился год передряг и невзгод.
Кончилось время несчастий и бед.
Ходит по комнате медленный свет…
Улицы скоро мороз опалит.
Кончилось горе, а сердце – болит,
Счастье одно, говорят, впереди,
Если темно и бездонно в груди…
Благослови уходящую тень:
Ночи не будет – не явится день,
Как бы тебя ни терзала тоска,
Как ни была бы могила близка,
Не посягай на себя самого,
Не откажись от пути своего,
Всё напиши, до последней строки,
Внемля любому движенью руки:
Пусть, за реченьями века спеша,
Жало стирается карандаша,
Пусть ты и сам обращаешься в прах,
Пережигая удушливый страх,
Главное – смыслом полна тишина,
И не напрасно соседка-луна
От удивленья разинула рот,
Глядя в окно твоё ночь напролёт…

9

Вдруг, случайно, ненароком,
Пробегая невпопад,
По ошибке, левым боком,
Правым боком, наугад,
Не по делу и не к сроку,
Суетливо, второпях,
Без какого-либо проку,
Промотавшись в пух и прах,
Размахнувшись аж до хруста
В переломанной спине,
Обретая то, что пусто
По неслыханной цене,
Расшибая лоб с разбегу
О бетонный волнорез,
Прямиком по белу снегу
Одежонки тёплой без,
Босиком по бездорожью
У народа на виду,
Хватку мёртвую бульдожью
Обретая на ходу,
Запивая тем, что пьётся,
То, что всем не по зубам,
С кем придётся, как придётся,
С горем строго пополам,
Что почём, не понимая,
Не желая нипочём
Попаданья в кущи рая,
Хрупко хрустнувшим плечом
Вышибая двери, сроду
Не имевшие замка,
Чистокровную породу
Вмах пуская с молотка
По капризу встречной швали
С хлеборезкой между ног,
Чердаку грозя в подвале,
Тыча фигой в потолок,
Матом заполошно лая
В онемевшей тишине,
Чистый лист предпочитая
Полнопрофильной броне,
Проживая без прописки,
Обживая пустоту,
Над которой обелиски
Прошивают высоту,
Рассыпая по куплетам
То усмешку, то намёк,
Нечто главное при этом
Оставляя между строк…

18.10.08. – 01.11.08.