КТО МЫ ЧИТАЙТЕ НАС СЛУШАЙТЕ НАС БЕРГ-Ёганы СБЕРГКНИЖКА
ЧТО НОВОГО СТЕНА ПЛАЧА СТИХОБЛОК СМОТРИТЕ НАС ЖИВОЕ СЛОВО
КАК ПРАВИЛЬНО? СТОП-КАДР ДЕТИ БЕРГЛОГИ ПОЧТА НАШИ ДРУЗЬЯ
БЛОГ Марины Королёвой БЛОГ Бориса Берга
Фото. Борис и Маша Берг. БЕРГлога Фото в рамке. Гитара и пишущая машинка
ГЛАВНАЯ arrow ЧИТАЙТЕ НАС arrow У ЗЕРКАЛА IV



 

У ЗЕРКАЛА IV Печать E-mail
15.03.2010 г. | Автор Юрий Хейфец |
Часть четвертая
                                                   16

Всё, что я написал выше, я адресовал практически здоровым людям.
Ну, а если вы уже заболели?
Что делать тогда?
Я при этом, разумеется, имею в виду не лёгкую простуду.
Я говорю о тяжёлых недугах — острых и хронических, телесных и душевных.
Прежде всего, надо иметь в виду, что мы говорим о взрослых людях: о людях, достигших хотя бы 16 -летнего возраста.
За детей отвечают родители, а лечат детей педиатры.
Ещё давайте не забудем, что в категорию детей в этом смысле стоит отнести и стариков: "что старый — что малый"...
С той только разницей, что за стариков отвечают их взрослые дети и внуки, а лечат стариков — обычные врачи и геронтологи.
Мне также хочется сказать, что в особом подходе, разумеется, нуждаются инвалиды.
Инвалид инвалиду рознь, безусловно.
Многим инвалидам  будет полезно прочесть главу №15.
Инвалид может сам поднять себя на ноги — примеров тому более, чем достаточно.
И, тем не менее, забота о наших инвалидах лежит на нас с вами, правда?
И всё тут.
Далее.
Что касается взрослых дееспособных людей, то всё, описанное в главе №15, вполне к ним применимо.
Человек гибнет не тогда, когда он заболел, а тогда, когда он отказался выздоравливать.
Тут есть один очень неприятный момент, о котором нельзя не сказать.
Дело в том, что сплошь и рядом больные со своим недугом расставаться не хотят.
Он могут этого и не осознавать — но это так.
Тяжёлая болезнь — вещь, очень выгодная.
Вы вправе рассчитывать на сострадание и требовать его от ближних и дальних.
Вам разрешается капризничать и множить набор разнообразных причуд и "закидонов".
Вы можете не работать и всем своим видом показывать, что нуждаетесь в постоянном уходе за собой и повышенном внимании к себе. Тем более, если основания для постоянного ухода и повышенного внимания действительно есть.
Вы — главная фигура в замкнутом пространстве вашего дома и вашей семьи, а то и в пространстве нескольких домов и семей.
И — что самое главное! — вы получаете ценнейшую возможность применить по отношению к самому себе развитую систему самооправданий: я никем не стал, потому что я болен. Не потому, что я был ленив, рассеян, нецелеустремлён, недисциплинирован. Не потому, что я плохо учился и работал, пил в три горла и курил, как паровоз. Я никем не стал, потому что мой недуг сперва тайно подтачивал мои силы, а потом, когда он выступал на сцену во всей своей красе,  он и вовсе лишил меня всякой возможности самореализации...
Горе мне, несчастному... горе...
Если вы выбрали для себя этот путь, мои слова вам не нужны.
Я вас не осуждаю ни в малейшей степени — просто помочь вам никак и ничем не могу.
Мои соболезнования — и вам, и вашей родне.
Бог вам судья.
То, что я пишу, я пишу тем, кто не сдался.
Пишу самому себе — с искренней благодарностью! — ибо моё упрямство сослужило и служит мне добрую службу.
Я НЕ СДАМСЯ НИКОГДА.
НИ ЗА ЧТО.
НИ НА КАКИХ УСЛОВИЯХ.
Уж таким меня мать родила.
Итак, те, кто готов пойти за мной по дороге бессонного труда, —  что будем делать?
Прежде всего – и главнее всего! – не смейте пугаться и бояться. Не смейте впадать в панику. Не унижайтесь перед своей болезнью. Покажите ей, что вы понимаете, почему она к вам пришла – и что уже в силу этого понимания вы являетесь для неё крепким орешком!
Всякая серьёзная болезнь приходит к нам не просто так. Она, во-первых, чаще всего —  никакой не нежданный гость. Посмотрите внимательно на ваших родных и близких: с высокой степенью вероятности, когда придёт ваш черёд болеть, болеть вы будете именно тем, чем болели или болеют они. Во-вторых, всякая серьёзная болезнь – наш верный друг и мудрый учитель. Она может показывать вам, что вы недопустимо нарушаете режим нормальной жизни и что вам следует немедленно взяться за ум, проанализировав спокойно и вдумчиво, в чём именно состояло ваше преступление перед собственным организмом. Болезнь может наказывать вас за трудоголизм, за неумеренное веселье и неуместное отчаяние, за дикий страх и за вспышки гнева, за непреходящую тоску и постоянное мучительное «верчение» в голове неотвязных мыслей о безвыходности создавшегося положения, за неуёмную тоску и печаль, за многолетний внутренний «раздрай», за потерю чувства меры и чувства пути, за незащищенный секс и неуместное мучительное пуританство. Недуг может наказать вас за непродуманный маршрут путешествия во время отпуска, за неправильно подобранную обувь и одежду, за нарушение диеты и правил гигиены. Наконец, как мы уже говорили, болезнь может просто «не пускать» вас внутрь самого себя, играя роль охранного торможения или отвлекающего возбуждения….
В любом случае – не бойтесь!
Страх сам по себе может убить вас – без всяких «помощников»!
Не теряйте хладнокровия!
Разум – ваш лучший друг и советчик.
Думайте, анализируйте, сопоставляйте, делайте выводы, советуйтесь с друзьями, родными и знакомыми.
Не замыкайтесь в себе!
Идите к людям!
Что ещё мы будем делать?
Мы будем читать и перечитывать главу №15: всё, что написано для здоровых, касается и нас с вами. Нам просто будет гораздо труднее, чем им, делать всё то, что написано в этой главе....
Ну, и что?
А кто сказал, что будет легко?
Далее.
Если мы понимаем и чувствуем, что мы заболели всерьёз, мы ни в коем случае не будет заниматься самодеятельностью.
Мы обратимся к врачу.
Мы не постесняемся пойти к психиатру, если заболела наша душа,  и мы не постесняемся пойти к проктологу, венерологу, урологу, гинекологу — ни к кому мы не постесняемся пойти, если понимаем, что идти надо!
Заболеть не стыдно. Стыдно — не лечиться.
Без ведома врача, без осмотра и обследования, без постановки диагноза мы не примем ни одного лекарства.
Сначала — диагноз; лечение — потом.
Придя к врачу, мы расскажем ему ВСЮ ПРАВДУ.
Лгать врачу и адвокату нельзя: бессмысленно...
Дадим ложные сведения — получим на выходе ложный результат.
Мы внимательно выслушаем всё, что скажет нам доктор и примем от него все его рекомендации. Но выполнять  эти рекомендации пока  не будем. Мы получим одно-два альтернативных мнения других врачей-специалистов, занимающихся интересующей нас проблемой. Зачем это надо? Видите ли, в медицине стран "запада" всё просто. Там лечат не больного, а болезнь — так уж там всё устроено. И лечат там болезнь не так, как конкретному доктору это видится, а по раз и навсегда утверждённым схемам. По так называемым протоколам. Поэтому врач там, "за бугром", больного не видит, он видит болезнь. Он обследует пациента, ставит ему диагноз — и потом смотрит в протокол, где написано, как надо лечить больных с таким-то диагнозом,  такого-то веса и возраста... ну, в общем, вот такого больного, какого врач этот перед собой, что называется, "имеет". Простора для врачебной фантазии тут мало. Поэтому сто "западных" врачей одной специальности скажут вам об одном и том же диагнозе одно и то же —  и там, на «западе», получать альтернативные мнения, может, и не надо. На "западе" прекрасно развита техника, там отличные лекарства и методики лечения —  и замечательная аппаратура, но от врача там требуется простая вещь: строго следуй протоколу! У нас пока никаких протоколов нет. У нас два врача одной специальности могут иметь три мнения по поводу лечения одного и того же недуга. Один говорит: "Резать!", другой говорит: "Зачем резать?". Да ещё и продвигать лекарства только той компании, которая врачу приплачивает, наши доктора, увы, тоже вполне могут. Другие же лекарства — которые тоже могут оказаться очень хорошими, но ещё при этом и не давать выраженных побочных явлений при применении! — врачи при этом рекомендовать не будут, потому что эти лекарства делает не та компания, которая врачам приплачивает... У нас встречаются прекрасные врачи с золотыми руками и платиновой головой, у нас — огромный простор для врачебной фантазии, мы лечим не болезнь, а больного, но техника и аппаратура наша — полный ужас, лекарств своих хороших у нас нет, методик своих хороших у нас тоже почти нет. Поэтому получить альтернативное врачебное мнение в России — вещь немаловажная.
Итак, мы получили альтернативные мнения,  и склоняемся в сторону одного из них, потому что врач нам понравился, и рекомендации  его, щадящие и разумные, нам понравились тоже, и отзывы других больных об этом враче — хорошие.
Если врач нам советует лечь в больницу — мы ложимся.
Мы делаем всё, что говорит нам выбранный нами врач — мы же ему верим!
Мы не потакаем своим прихотям: мы соблюдаем режим дня, и диету мы соблюдаем тоже, и все лекарства принимаем, как положено.
Одновременно мы читаем всю доступную популярную литературу по нашему заболеванию. Мы читаем её спокойно, вдумчиво, внимательно и критически. Если что-то привлекло наше внимание — мы советуемся с выбранным нами лечащим врачом, а не бросаемся, очертя голову, следовать тому, что мы вычитали в книжке или тому, что нам посоветовали добрые друзья, родня и знакомые.
Закончив курс лечения, мы через какое-то время — а если врач скажет, то и сразу! —  приступим к выполнению курса реабилитационно-восстановительных процедур и мероприятий. Может быть, это будет санаторий. А может быть, мы займёмся этим на дому. И мы будем при первой же необходимости снова тревожить нашего лечащего врача и задавать ему вопросы — любые, самые дурацкие! И в дальнейшем мы делаем всё, как говорит нам выбранный нами врач...

Зачем?
Для чего всё это?
Чтобы выздороветь — и никогда не болеть больше?
Да ну что вы...
Человек начинает умирать в тот же миг, когда сперматозоид его отца оплодотворяет яйцеклетку его матери.
Всякое проявление жизни сопровождается проявлениями смерти: накапливаются токсины, разрушаются молекулы, стареют и гибнут клетки...
Вирусы, бактерии и "прочая живность" делают своё дело — неумолимо и неуклонно.
Раковые клетки возникают в нашем организме в каждый момент времени в несметном количестве.
Мы можем чувствовать себя великолепно и доступные нам методы диагностики могут не выявить у нас никакой патологии, но, во-первых, методы диагностики имеют свой порог разрешения, во-вторых, самочувствие наше может измениться в любой момент, а, в-третьих, как говорил один мой коллега, "анализ, взятый утром, днём не действителен..."
Наша иммунная система — поначалу мощная и мобильная — постепенно сдаёт позиции.
Наследственность... дурная экология... стрессы... нерациональный режим питания... неразумное поведение... вредные привычки... врачебные ошибки... аварии и катастрофы...
Пока человек жив — он болен. Он может до поры до времени не знать этого, но это — так.
Так зачем же нам лечиться?
Зачем беречь себя?
Зачем нам учиться, работать, к чему-то стремиться, о чём-то мечтать, влюбляться, радоваться и плакать?
Не напрасно ли всё это?
Нет. Не напрасно.
Понимаете, мы никому не подавали заявления с просьбой родить нас на белый свет.
Некоторые философы, кстати, утверждают, что нас спрашивали, хотим ли мы родиться? Согласны ли мы выполнить поставленную перед нами задачу? Эти философы уверяют нас, что, раз уж мы родились, значит, мы дали своё согласие.
Просто мы забыли об этом.
Не знаю, так ли это.
Если это так — тем более, становится ясным смысл нашего существования: мы согласились, мы дали слово, мы взвалили на себя ношу, которую обязались донести до некоей цели — разве не постыдно отступать? Бросить всё на полпути? Не выполнить данное обещание? Ведь тогда кто-то другой должен будет отработать вдвойне — за себя и за нас...
Кто – другой? Не наши ли дети и внуки?
Но если это — просто красивая сказка, и наше появление на свет есть случайность, разве не обязаны мы перед самими собой превратить эту случайность в закономерность?
Если уж я живу — почему бы мне не прожить красиво, ярко, мощно, на всю катушку?!
Что может быть альтернативой этому?
Безрадостное гнилое прозябание в тёмном тупом углу в тесном соседстве с бутылкой водки или шприцем, под грузом ненависти к себе, никчёмному, без всякой надежды на то, чтобы тебя считали человеком?
Чтобы ТЫ САМ СЕБЯ считал человеком?
Не хочу.
Не буду.
Никогда!

Да вот и всё, в общем.
Я смотрю на себя в зеркало — и вижу, как немного разгладились морщины на моём, уже не молодом, лице.
Мне стало полегче.
Я многое сказал себе. Я кое-что понял.
Конечно, это не всё.
Конечно, ещё много-много раз мне нужно будет говорить с самим собой — прямо и открыто, честно и твёрдо, сурово и по существу.
Но это уже не страшно и не трудно: я сделал это один раз — сделаю и другой.
Я сделал это на ваших глазах.
Я ничего не видел в зеркале, пока говорил.
А теперь я вижу, что зал за моей спиной, который совсем ещё недавно был набит битком, пуст.
Все ушли.
Не ушёл лишь один чудак.
Я вижу, как он стоит в широком проходе между рядами сидений и, смешно раскачиваясь и подпрыгивая, бешено дерётся со своей тенью, которую бросает ему под ноги льющийся из высоких окон нежный предзакатный свет.
Я не стану ему мешать.
Пусть дерётся. Насмерть. До конца.
Я знаю и верю, что он, вдруг, увидит, как его тень станет на миг похожей на тень птицы, готовой взлететь.
И это будет —  прекрасно!

01.- 09.03.10.
 
« Пред.   След. »




bergloga.ru статистика карта сайта

1